КУРСЫ ФЕХТОВАНИЯ КЛУБА

Баннер

Баннер

Баннер
РАСПИСАНИЕ ЗАНЯТИЙ В КЛУБЕ

ХРИСТИАНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ В РАМКАХ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ФЕХТОВАНИЯ

- Расскажите о вашем понимании фехтования в свете христианской психологии.шлюханов и терфехт

- Если говорить о христианской психологии применительно к фехтованию, то здесь необходимо понимать: фехтование – всего лишь метод, главное – мировоззрение. Соответственно, не христианство должно быть на службе у фехтования, а скорее, наоборот. Именно фехтование – для христианства, для воплощения каких-то христианских идей в своей жизни. А значит, и цели, и ценности тогда должны быть христианскими. И тогда, когда я фехтую, то отслеживаю свои движения – соответствуют ли они моему мировоззрению, не вызывают ли внутреннего отторжения. Соответственно, стараюсь увидеть, как в этих движениях я могу помочь себе этот христианский путь воплощать.

Например, некоторые считают, что есть добрые и злые люди, а христианство учит, что в каждом есть добро – то есть что-то божественное, образ Божий, но лукавый, соблазняет нас на зло. То есть пытается творить свое «грязное дело» через человека. И это очень перекликается с тем, что Вячеслав Летуновский говорит по Хайдеггеру: человек – это окно, в которое стучится бытие, чтобы воплотиться. А за то, что он пропустит через себя в мир, он ответит по полной… И когда мы с Вячеславом это обсуждали, я спросил: «А там стучится всё – и плохое, и хорошее?», - он ответил: «Да». И это очень перекликается с христианством: там и божественное хочет через тебя проявиться, и не божественное. Как известно, демонические сущности телесности не имеют и потому могут творить зло только через человека. Соответственно, они стремятся как-то совратить его с пути Света, чтобы человек стал орудием зла.

Как я это объясняю на фехтовальной технике?
Когда мы делаем замах и опускаем меч перед человеком, я объясняю: посмотрите, на самом деле очень хорошо видно, что грань между добром и злом – это не какое-то разное действие. Это одно и то же действие, но разной интенсивности. Если я слишком стесняю себя, то свершаю как бы зло «самоубийства» - т.е. отказываюсь воплощать Бога через себя. Если я воплощаю у-дар до определенного уровня, то несу дар – это добро, но как только я перехожу некую границу в своем выражении, меч идет дальше, и я причиняю человеку боль, то есть вершу зло. И это наглядно и очевидно.

Фехтование мне нравится своей очевидностью. Здесь сложно себя запутать, сложно интерпретировать неправильно, потому что тут все предельно ясно. Например, удары мечом ясно показывают: агрессивен я или нет, - поэтому если кому-то я сделал больно, то бессмысленно оправдываться: я «нечаянно» или «это из-за тебя»... В повседневной жизни невольное причинение зла, в силу нашего несовершенства, допустим, ранение неосторожно сказанным словом, не всегда заметно. Особенно если человек, которому стало больно, этого не показал. В жизни, в других видах философии и психологической работы этот аспект остаётся скрытым. В фехтовании для обоих участников взаимодействия свершение этого, причинение боли или опасность её причинения, становятся очевидными.

- Насколько я понимаю, терапевтическое фехтование помогает найти человеку свой уникальный путь в жизни, иными словами, стать самим собой во всей полноте своего бытия.

- Да, Вячеслав Летуновский разработал авторский курс по терфехту, включающий в себя пять модулей. Первый модуль: «Я есть. Мое присутствие в жизни», второй: "Ясность бытия", третий: «Совместность. Бытие – вместе», четвертый: «Целостность» и пятый модуль называется «Путь».

На первых занятиях ученикам говорят, что прежде чем что-то реализовать в жизни, нужно иметь в голове образ воплощения, проще говоря, план действий.

Вот и мы начнем с идеи воплощения христианского вероучения в своей жизни. Согласно православию, христианин должен не просто жить и не грешить, а стремиться восстановить связь с Богом, обожиться.
Если провести параллель между терапевтическим фехтованием и христианской психологией, то в какой-то степени эта идея становится ясной на четвертом модуле о целостности. Целостным можно быть, только если я соглашаюсь быть частью Целого. А согласиться быть частью – значит, наладить эту связь. Неслучайно первый модуль «Я есть» - это некое осознание себя, своего бытия, своих границ, которые надо защищать, отстаивать. Мы с Вячеславом заметили, что если человек четко себя не почувствовал, если эту тему не проработал, то потом всю жизнь старается это делать. А когда он четко определил себя и свои границы, то только тогда начинает видеть и понимает, что на самом деле если он не является частью чего-то, то его существование как бы бессмысленно. И только побыв какое-то время в этом «Я есть», он захочет и будет готов стать частью чего-то, ибо это есть резкое уменьшение своей значимости.

Третий модуль «Совместность» – это некий подвод к христианской идее единения с Богом: стать не просто частью пары, а единым целым с ближним. Тут фокус внимания смещается с себя любимого: «я есть и какой я» - на «какое у нас взаимодействие». И цели у обоих ставятся на «между», то есть оба создаем нечто между нами, чтобы в нашей паре было реальное взаимодействие. Хотя идея та же: я могу принести во взаимодействие только себя, то есть, какой я, - но забота идет не о себе, а о налаживании взаимодействия между нами. Здесь вырабатывается навык заботиться о связи между нами. Если провести параллель, то в христианстве есть такое понятие: «страх Божий». В писаниях святителя Игнатия Брянчанинова нашел, что это означает на самом деле не бояться Бога, а страх потерять связь с Ним.

Если вернуться к терфехту, то, повторюсь, речь идет о связи с партнером в поединке. Мы даже упражнение придумали, когда мы сражались «двое – на двое», и наша задача была думать о поединке, то есть «я здесь», и не терять партнера. Мы обнаружили, что это практически невозможно – мы все отвлекаемся и забываем, что я вообще с кем здесь что-то делаю. И мне стало как-то грустно и понятно, почему в отношениях такая сложность держать пару. Не потому, что там эгоизм – мы просто не натренированы заботиться об этой связи. И уныние от того, этакая печаль, что если уж мы с одним человеком не можем держать связь, то среди этой мирской суеты помнить о связи с более высшим Целым вообще практически места не остается. Поэтому, так как фехтование ставит целью тренировку поддержания связи между партнёрами в поединках, то для меня это тоже имеет выход на христианство.

- «Религия» – в переводе с латыни и означает «связь с Богом».

- Да, то есть методически получаются уже три аспекта: первый про «зло – не зло», далее про воплощение, про связь между разными партнерами. Конкретно, если рассматривать по модулям, тренировка заботы о связи: первый модуль – тренировка Связи с самим собой (со своим Бытиём); второй модуль – в контакте с человеком не терять связь со своим Бытиём, т.е. не терять себя рядом с ним, сохранять Ясность послания себя в контакт, и ясность своих выборов в контакте – оставаться в Связи с собой рядом с человеком, третий – это уже чистая концентрация на Связи с партнёром порой даже пренебрегая «связью» с собой; и четвёртый модуль «Целостность» - мы уже групповые взаимодействия практикуем (один против троих, четверых, пара на пару, пара против четырех или шести). По сути, это тренинг связи. То есть я забочусь о том, что делаю, не лично для себя, «какой я», а о том, что получается у нас. Причем каждый при этом натренирован на индивидуальность. В рассуждениях многих, кто боится этой связи, обычно слышишь следующее: «Где здесь моя личная жизнь?» - эта борьба и отстаивание его личного перед чувством целого обычно бывает у тех людей, которые не знают своего настоящего «я» и не утвердил себя в нём. А вот когда ты понимаешь, «кто я», уже хочется быть частью чего-то, да собственно и понять частью чего ты являешься, или частью чего ты можешь явить себя, можно только поняв «кто я» и «какой я» и тогда, смотря в Мир, я вдруг могу увидеть ответ на вопрос более значимый: «Для чего я?» - а это уже про ощущение смысла моей жизни.

 

Кстати, эта идея встречается у многих, например у Эриксона в его работе «Восемь возрастов человека» кажется, где он вводит понятие разных духовно-нравственных возрастов человека. Его критерий взросления: когда человек хочет не брать, а давать, не брать любовь, а отдавать.

С этой точки зрения, в современной культуре многие хотят, чтобы их любили – то есть брать. Это детская позиция, говорит Эриксон, «недокормленность» любовью. А с такой философией отношения не построишь: каждый в отношениях хочет себе и себе. Если же никто не отдает любовь, нежность не вкладывает, они и не складываются, потому что их никто не «складывает». В Православии тоже есть понятие о духовном возрасте и духовном взрослении или лучше сказать «укреплении в Духе» и чем больше человек укрепляется в Духе, тем больше становится доступным и очевидным для него, что он является частью чего-то большего. Он согласен быть частью этого большего и хочет вкладывать «себя» в это большее, не по принуждению, а по любви, то есть по любовному согласию.

Тема целостности. Цикл построен так, что там, как в целостном бытии, эти темы присутствуют одновременно. Просто мы на каждом модуле делаем акцент на чем-то одном. Например, в последнее время у меня сложилось понимание, что полностью осознать, «кто я?», соответствует теме ясности выбора, которая рассматривается на втором модуле, которая в свою очередь зависит от тем «Целостность» и «Путь» - четвёртого и пятого модулей. Ведь понять себя можно, только осознавая, какая я часть целого. Простой пример: чтобы понять смысл, назначение какой-то детальки (винтика), нужно понять, часть чего это, какого механизма. И переживание исполненности, осуществление происходят тогда, когда ты встанешь на свое место, осознавая своё предназначение. Отсюда же часто приходит понимание своей жизни: как своего места, своей судьбы, своего Пути. Понимание - почему то или иное событие со мной произошло. Например, мне сейчас говорят: вы умеете просто объяснять сложные вещи, - я отвечаю: всю жизнь пытаюсь все понять. В детстве меня мама часто спрашивала, когда я проказничал: «Почему ты это сделал?», - я только сейчас увидел этот вопрос: «почему?», - как будто он у меня в голове, и я все время задаю его миру.

терапевтическое фехтования шлюханоова

То, что некоторые психологи, работающие на индивидуальность, называют психологической травмой, имея в виду какие-то страдания человека, – я понимаю несколько иначе: вижу тут совершенно другой смысл. Часто индивидуальное событие будет понятно, если только ты с разных ракурсов, масштабно смотришь на весь пройденный человеком путь. Это и есть то, что называется: все события были неслучайны, они все в плане Божьем. То есть тебя как бы выковывают, как некую деталь, под определенный механизм, чтобы поставить в определенное место. И это видно только, когда мы пытаемся проживать тему модуля «Путь», в частности, поединок там мы рассматриваем сначала до конца как некую динамику. И на пятом модуле мы рассматриваем даже не то, какой ты был в поединке, а, зная тебя предыдущие четыре модуля, скорее, говорим о том, насколько ты изменился. Например: ты был классным? – нет, а в динамике – да: ты так сильно изменился, по сравнению с тем, каким был на первом модуле. И мы уже по-другому оцениваем человека, видим, как он растет, развивается, а не что сейчас нам нравится в нем или нет. Это про воплощение. Оно соотносится как бы с православным планом Бытия на тебя. То есть все не случайно, есть некий план, и ты в плане есть, на тебя надежда есть – ты тоже должен способствовать воплощению Царствия Божия, которое внутри тебя есть.

- Речь идет о Промысле Божием о человеке?

- Про-мысел – это когда есть какая-то мысль, которую мы не осознаем. И в частности, на третьем, четвертом и пятом модулях как раз это четко проявляется в терапевтических поединках: один против троих, четверых, пятерых, шестерых – и часто мы видим, как это все влияет. Что мы делаем – мы расширяем присутствие и осознанность. Это помогает видеть жизнь несколько шире и в том числе во временной перспективе. В фехтовании мне нравится очевидность: ничего не надо придумывать, все видно, как на ладони. Тогда и Промысел Божий о тебе становится более ясен. И ещё, с этой точки зрения, поединки становятся некой тренировкой в участии в промысле Божием, в расширении осознавания и расширения очевидности, для меня, моего влияния на происходящее, моей ответственности.

- И появляется ответственность за свои слова, мысли, поступки.

- Да, конечно! Ещё, для меня фехтование – это абстрактное действие, которое воплощает в себе любое действие в жизни. Оно имеет все стадии развития какого-либо действия, а само по себе не приводит ни к чему – в этом смысле фехтование – абстрактно, нейтрально. Есть следующие стадии: если стою с опущенным мечом – отдыхаю, а когда у меня появилось некое желание – я собрался (собрал себя) поднял меч и выставил его перед собой. Сразу понятно, что я что-то задумал – это очевидно – и направление меча показывает, в какую сторону возможна атака. Дальше видно, что замысел у человека начинает формироваться в какой-то образ. На этой стадии мы смотрим на его замах… Всегда на тренировках обращаю внимание, если в поединках люди теряют замах. Эта стадия замысла в современной культуре постепенно уходит, из-за чего теряется красота движения, красота жизни. Нельзя терять замах меча, потому что от этого зависит также и сила действия. В фехтовании это весьма очевидно: если меч летит по инерции, то ты его только направляешь – он сам идет, а без замаха приходится применять физическое усилие. По-моему, это наглядно описывает то, как сейчас люди пытаются действовать в повседневной жизни. Без четко сформированного образа, замысла человеку приходится прикладывать чрезмерные физические усилия для действия. Отсюда идет и «перебарщивание» – насилие, такая низкая осознанность соответственно причиняешь боль другим, то есть человек чего-то разрушил и даже этого не заметил. И ещё только в фехтовании становится заметным интересный феномен, что замах создаёт хорошую инерцию самому действию, отчего мы можем прикладывать меньше личных усилий, позволяя работать за нас неким вселенским силам, вселенским законам. Инерция материального мира – это как бы силы вселенной, которые участвуют в тех действиях, которые мы замыслили. И также очевидно, что возникнуть они только если мы уделили внимание подготовительной стадии действия – замаху. А именно на этой стадии у нас формируется образ будущего действия, образ себя в действии и естественно это образ того – каким я хочу быть. Стоит отметить еще очень важный момент: ответственности и осознанности способствуют внешние стесненные условия и обстоятельства. В последнее время для занятий терапевтическим фехтованием мы специально арендовали маленькое помещение с зеркалами на стенах. Понял интересную вещь: некая теснота зала – это своеобразная тема ограничений жизни. Важная тема, потому что если человек достиг чего-то, даже хорошего, но попутно что-то разрушил: отношения с кем-то, кому-то боль причинил как бы нечаянно, - то этим все позитивное омрачается. Как говорится, ложка дегтя…

терапевтического фехтования

Интересный акцент: в тесном помещении я говорю человеку: «Сделай только то движение мечом, которое ты задумал». Он собрался что-то сделать, а тут стена да еще и зеркало – ограничивающий фактор. И возникает необходимость присутствовать в ситуации здесь и сейчас, быть осознанным, ведь занимающийся несет ответственность за сохранность арендуемого помещения. Я обнаружил, что если люди принимают эти условия игры, и их внутренний протест и недовольство теснотой зала исчезают, то они легко способны уместиться в ограниченном пространстве, да при этом еще и махать мечом. Меня поражает, что на самом деле здесь большую роль играет намерение, а не навыки фехтования. Действительно, если я создаю образ воплощения и решаюсь его реализовывать, то, оказывается, тело легко исполняет мои идеи, желания... Часто, казалось бы невозможность «уместиться» в ограничениях ситуации, оказывается просто внутренним сопротивлением, лукавством. Наше же намерение способно это легко ненасильственно победить. Согласно православию, нечистая сила совращает, но не имеет власти над свободой воли человека: я могу делать добро, если это твердо решил, и отказываюсь слушать иные соблазняющие голоса, таким образом побеждая разнообразные искушения.

- Святые учат: если пришла какая-то мысль от лукавого, соблазняющая, пугающая, то просто не нужно обращать на нее внимания. Игнорировать это и следовать дальше.

- Не игнорировать в смысле не замечать, а видеть и смиренно принимать… С-миренно означает «с миром», просто видеть соблазняющую мысль и как бы говорить ей: «Да, ты есть во мне, я знаю, вижу, но я не ведусь на это, нам не по пути… ». То есть не иду на поводу у этого соблазнительного, нечистого желания. Именно я выбираю, как буду себя вести в той или иной ситуации.

На мое мнение о человеке сейчас сильно влияет православие, особенно духовные опыты из практики монашества и православных святых отцов. Они хорошо описаны в книге святителя Игнатия Брянчанинова «Приношение современному монашеству». Также я проштудировал «Добротолюбие для мирян» - это основа, которую, к сожалению, люди сейчас не читают. Когда я начал читать эту книгу, то подумал: «Господи, вот же она, вся психология!». Я три года изучал эту книгу по одной главе в день: хотелось мне этого или нет, - для меня это было, как духовная практика. Сначала чувствовал сильное сопротивление, а года через два такого постоянного усилия обнаружил, что мне начинает открываться смысл прочитанного.

Некоторые психологи говорят своим клиентам: мы вас трансформируем и изменим. А в православном представлении человек тварное (сотворенное) существо, и изменить его может только Творец. Единственное, что ты можешь, – это смиренно принять устройство мира таким, какое оно есть, и в том числе понять, какое место в нем отведено злу.

Терапевтические поединки – хороший пример: часто люди машут мечами друг на друга, и видна агрессия в таких поединках. Я понимаю, что пока они хорошенько не попадут друг по другу мечами, для них не станет очевидным, что они на самом деле делают, и какие могут быть, в результате, негативные последствия. К сожалению, зачастую на вербальном уровне нет очевидности того, что я могу причинить боль другому, например, неосторожно сказанным словом.

- Значит, через тело – через боль суть поступков человека доходит до него лучше?

- Прежде всего через очевидность своей агрессивности, именно своей. Ну а для совсем неосознных – через тело, через боль тогда. Нужно понять, что на самом деле вы можете Любить, но вы можете быть опасны. Многие приходят и говорят: я добрый. Но ведь важно не какой ты, а что ты через себя пропускаешь. Это идея «двух волков» у индейцев или «двух собак»: есть добрая, а есть злая, и какая из них будет сильней – та, которую будешь кормить, она и будет обретать силу. А концепция, что люди бывают добрые и злые – это мирская идея: никому не хочется признавать в себе наличие зла. Часто наблюдал на занятиях, как сначала люди остервенело и отчаянно мочили друг друга мечами и зло отбивались. Но стоило кому-то пропустить удар, и чей-то меч достаточно больно ударял другого, то человек сразу приходил в себя, отрезвлялся. Это то ли совестью можно назвать, то ли страхом за себя, что «я такой» и причинил боль другому. Неоднократно наблюдал, как смиренное осознание своей способности причинять боль другому, кардинально меняло человека изнутри в проявлениях. Он сразу же брал контроль над собой, и все его дальнейшие движения мечом становились очень осторожными. Он вроде внешне становился добрым, хотя – иллюзий не надо строить – это зло осталось внутри него, он просто перестал его слушать или, если не осознавал, стал «знать» и взял под контроль. Потому что он понял: это его ответственность – никто, кроме него, не может контролировать то, что через него проявляется.

- Это как бы средство познания себя?

- Конечно. Что мне нравится, несмотря на абстрактность фехтовального действия, - это очевидность. Я увидел, что неосторожным движением причинил боль другому, и в этом трудно оправдаться. Всем очевидно и мне очевидно.

- Действительно, глупо оправдываться, если уже сделал очевидное.

- Причем очевидное всем. Иногда, конечно, бывает, что люди начинают себя выгораживать, оправдываться, но это выглядит неадекватно. Это проистекает, скорее всего, из психологической, культурной идеи «быть хорошим». Она противоречит православному взгляду, что человек духовно исказился в результате первородного греха. И к искажению этому приводит просто потеря постоянной связи с Богом. А в результате повреждения этой связи, из-за которого произошло повреждение божественной природы человека, внутрь человвека открыт доступ Злу. И нужно просто это знать и пытаться это повреждение вылечить восстанавливая прерванную связь с Создателем. Не случайно раньше перед каждым действием молились, призывали на помощь высшие силы. Творец подправляет нас, поскольку мы не видим целостной картины мира. В результате, наши желания и действия не могут быть разумны априори: нам кажется, что от них будет польза, а на самом деле получается вред. Мы может говорить лишь о степени целостности человека, о степени видения Целого, о степени согласия и связи с целым Миром, а значит и о степени разумности. Поэтому во время фехтования я тоже периодически в себе ощущаю гневные позывы, но понимаю, что над этим обрел даже не контроль и не власть, а просто какое-то смиренное видение себя и выбор действовать определенным образом.

- Как говорят, узнать правду о себе больно и страшно, для этого требуется огромное мужество.

- Нет, больно и страшно бывает, только когда ты этого не хочешь знать, когда отвергаешь… Да, когда ты понимаешь, что этого быть не должно, что это плохо, и когда узнаешь такое о себе, то конечно, это больно и страшно. И тебе кажется, что ты избавишься от этого, и тогда тебя все полюбят… Такая тоже есть ловушка.

- Протоиерей Андрей Лоргус высказал такую мысль: если человек осознал, что «я есть», то он сразу начинает понимать, что есть Кто-то еще, Который его создал. То есть приходит к мысли о Боге.

- Думаю, это расширения сознания, оно у нас низко: мы себя-то не осознаем. Как только ты осознаешь себя, то начинаешь чувствовать, что ты еще на границе контакта с миром, и Кто-то еще на тебя влияет. Это долгий путь: сначала осознать себя, а потом, что еще Кто-то есть.

Кстати, люди во время поединка часто смотрят на мечи, а не на человека. Поэтому мы и учим: смотри не на мечи – смотри на партнера, видь его целиком – это поможет тебе лучше его видеть, спокойно и ясно воспринимать происходящее. Например, когда мы перед группой делаем одно, одинаковой для всех действие, «удар» мечом – насколько различное от этого остаётся впечатление. Фехтовальные движения действительно помогают видеть внутреннюю суть, причинность внешних действий. Также и в жизни, с опытом приходит понимание: если человек тебя обидел, значит, в действительности ему самому нужна помощь, ему плохо и поэтому он начинает творить зло, или же у него ограниченное сознание – надо помочь его развитию.

- Это же метафора жизни: за делами нужно видеть человека.

- Да, это как раз развитие и тренировка навыка видеть Человека. Человека, как творца и проводника действий: возвышенного и страдающего, ответственного и ошибающегося. Куда непроизвольно делает нападающие движения твой меч в фехтовальных поединках, туда непроизвольно направленно и твоё внимание. Твой меч, во взаимодействии должен идти в человека, ты должен интересоваться не тем, что он делает, а его сутью. Такой целостный православный подход. Такая избыточная увлеченность тем, «что» делает человек, как бы убирается и тренирует панорамное видение, которое помогает потом и Целое увидеть, Путь увидеть. Это также такая тренировка внимания, которая входит во все религиозные православные практики. Как сказано у Игнатия Брянчанинова в книге «Аскетические опыты», в главе «Чин внимания себе для живущего посреди мира»: «Суть всех упражнений о Господе – внимание, без внимания все эти упражнения бесплодны, мертвы. Желающий спастись должен так устроить себя, чтобы он мог сохранять внимание к себе не только в уединении, но и при самой рассеянности, в которую иногда против воли он вовлекается обстоятельствами…». И в терапевтическом фехтовании, начиная с первого модуля, акцент ставится именно на внимании, которое мы называем «осознанностью» и «присутствием» здесь и сейчас. И фехтование на мечах, как ни один другой метод, очень способствует развитию этого самого, именно «присутственного» внимания, на основе которого мы может упражняться в других православных добродетелях в Терапевтическом фехтовании и в жизни.

Ну и в завершении хочу сказать, что Терапевтическое фехтование, как раз благодаря тому, что сильно снижена роль словесного компонента в работе, способствует проявлению и как бы высвечиванию и соответственно развитию такого навыка, как – «быть в определённой форме»… То есть воплощать что-то христианское, Божественное, а не просто говорить об этом. Потому что очень часто люди путают и подменяют процессы «говорение о Боге и о духовности» и «процесс воплощения Бога и духовности». Здесь приходит на ум такая важная христианская фраза о «внутреннем делании». И как раз именно «внутреннее делание» - как путь – является основным в терапевтическом фехтовании.

И в упражнении с мечом и в поединках я стараюсь быть таким, каким я считаю нужно быть и говорю об этом. Или каким Иисус Христос говорил нужно быть, а не просто говорить о том, что надо Быть таким-то и Быть так-то.

 

 
Рейтинг@Mail.ru